Юника
фольклорный элемент
Все случилось, как всегда, слегка стихийно.
Нас было не четверо, а двое, и с соседкой я познакомилась только перед посадкой в автобус.
В старой части города, той, что на стороне Оптиной Пустыни, нас поселили в старом домике с облупленными, пачкающими белым стенами, тугими окнами и скрипящими звуками.
У нас двоих, обладающих совсем разными картинами мира (мы все гадали - когда же придется ставить у кроватей тазики, если начнет тошнить друг от друга.. но пронесло)), быстро сложился нехитрый быт. Чай с кашей в одной кастрюле, удобства на улице, умывание в огороде из ледяного шланга, она расладывает порции в тарелки и кипятит воду для завтрака, я сливаю макароны и режу фрукты...
7-10 - подъем, зарядка, пшено или пшеничка, утренний этюд
10-13 - поездка на первую серию этюдов
14-15 - зарядка и гречка
15-18 - вторая поездка на этюды
19-23 - зарядка, макароны, вечерний этюд или наброски, выкраски и спать

Две недели четкого режима оказались благостны (однако, вылетела я из этого ритма по возвращению домой сразу же). Мы рисовали и писали по 9 часов в день, мы шли по деревне, рассуждая: "А как бы ты смешала цвет вот этого забора? Я бы взяла церулеум с тем-то и тем-то...", мы ругались с нашим учителем, а мир состоял сплошь из зеленого цвета... Только этот цвет на капельку теплее, чем тот, а этот темнее, а этот ты не добрала, а этот слишком зеленый, а небо между ветками фиолетовее, а по закону мутной среды... То, чего мне не хватало.

Я вернулась на неделю раньше, чем собиралась, загорелая, с пачкой этюдов, зарисовок и набросков, полупустой пачкой акварели. Вернулась в ремонт и подвешенную реальность, где нужно ждать октября, где суета и требование решений, где мой волк августует здесь и уезжает по выходным, а милая волчонка взрослеет, рассказывает о своей практике и реальности, такой далекой от того православно-заглаженного, вымазанного масляной краской, завернутого в платочек, в истертых брюках и мечтательно с травинкой в зубах бытия нашего учителя. Думаю.